Главная Страничка психолога Ирины Старковой. БиблиотекаРегистрацияВходПонедельник, 20-Ноябрь-2017, 08:43 Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
Меню сайта
Официальные сайты

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Посетители
Free counters!


Библиотека
Наука стать богатым. Уотлз Уоллес
http://www.koob.ru/walts/scince_to_grow_rich

Медитация-фильм Интервью с Богом
«Что больше всего тебя удивляет в человеке?» И БОГ ОТВЕТИЛ…
http://www.youtube.com/watch?v=rwkcjx3dS9A&feature=related
 
Ричард Дэвис Бах (р. 1936) — один из самых популярных американских писателей, получивший мировую известность благодаря повести-притче «Чайка по имени Джонатан Ливингстон».
 
Дхаммапада — «Путь разума», один из древнейших буддийских текстов и великолепное поэтическое произведение.
 
Акимов, Клименко. О природе таланта (том 1). О мальчике который умел летать или путь к свободе
 
 
 
Этот материал вызвал большие споры в редакции журнала «ЭКО» и, в конце концов, был отклонен главным редактором с резолюцией: «Думаю, что вымученность и искусственность рассуждений автора не случайно связаны с ее выбором не русских народных сказок. Рассуждения чужды русскому народу, а может быть, и сути сказок. <…> Вывод: страшно далеки они от народа». Имеются в виду, конечно, психологи. Не буду отрицать известный резон в таком отношении. Да, психоаналитические интерпретации архетипов, зафиксированных в сказках, нередко представляются произвольными, надуманными, провокационно-шокирующими.
Тем не менее, выявление психологических «сценариев» в фольклорных и литературных памятниках имеет свои цели, свою теоретическую базу, методы и традицию. Надеюсь, это интервью будет читателям интересно и небесполезно.
 
ЗОЛУШКА ЗАМУЖЕМ Е. И. Николаева, доктор биологических наук, профессор, Новосибирск
 
 - Одна женщина испекла пирожки и решила угостить ими свою старенькую мать, жившую по ту сторону большого леса. Она не пошла через лес сама, а послала дочку, предупредив, чтобы та не разговаривала с волком. Она даже не одела ее в костюм цвета хаки, совсем наоборот – разрешила дочке идти в шапочке красного цвета, наверное, чтобы лучше было видно. Встретив в лесу волка, Красная Шапочка даже не подумала, что перед ней опасный зверь: она не только вступила с ним в разговор, но еще и рассказала, где живет ее бабушка. Надо заметить, волк тоже повел себя не совсем логично – он не проглотил девочку на месте, а сначала побежал в дом к бабушке, съел ее и улегся в постель, натянув на нос бабушкины очки и чепец. Что за маскарад? Встал бы за дверью и, когда Красная Шапочка вошла бы в дом, съел бы ее по-быстрому. В конце концов, все эти проволочки привели к тому, что волка нашли охотники, распороли ему брюхо и набили его камнями.
Американский психоаналитик Эрик Берн увидел в знаменитой сказке образное описание определенного типа отношений между женщинами и мужчинами. Такие типы отношений он назвал сценариями, исходя из психоаналитической концепции о том, что ребенок на примере собственных родителей обучается взаимодействию с противоположным полом. Хотя и кажется, что взрослый человек ведет себя свободно и осознанно, в действительности он лишь воспроизводит стереотип отношений, который наблюдал с раннего детства.
- Так какой же стереотип увидел Берн в «Красной Шапочке»?
- Это сценарий, в котором ответственность за происходящее и женщина, и мужчина перекладывают друг на друга. Красная Шапочка – это тип девушки, демонстрирующей невинность и создающей представление, что она вообще никогда ничего не слышала о сексе. В то же время она ярко и привлекательно одевается, ведет себя кокетливо и провокационно, неуклонно двигаясь к своей цели – быть «съеденной волком», но так, чтобы все получилось как бы против ее воли. В результате она всегда может сказать мужчине-«волку»: ты виноват. Ты разрушил мои иллюзии, из-за тебя я стала такой, ты грубое животное и т. п. Благодаря этому она легко манипулирует партнером.
- А как ведет себя мужчина?
- В этом сценарии выбирается совершенно определенный тип партнера. Есть большая категория мужчин, которые «ловятся» именно «Красными Шапочками». С одной стороны, их привлекает демонстративная невинность, неискушенность женщины (на словах), а с другой – яркая сексуальность, проявленная во внешних сигналах. Мужчина здесь тоже надеется избежать ответственности за то, что ведет себя в соответствии с «природой». Он втянут в двусмысленную игру, а в конце останется с животом, набитым камнями, то есть с вечным чувством вины. Неустойчивость такой семьи проявляется и в том, что в сказке показана «мать-одиночка» в трех поколениях: бабушка без мужа, мама без мужа, Красная Шапочка без мужа. Все путешествие девочки по лесу фактически организовано самой мамой. Это сценарий женщины, которая в мужчине видит только «волка», одинокого зверя – его нужно завлечь, использовать и наказать.
- Елена Ивановна, это, конечно, очень выразительная интерпретация сказки. Но насколько она объективна? Вряд ли можно сомневаться, что народ, создавший основу этой сказки, и писатель, обработавший этот сюжет, ни о чем подобном не думали.
- Во всяком случае, для Шарля Перро, галантного француза 17 века, эротический подтекст этой истории был совершенно очевиден. Он и закончил свою сказку стихотворной моралью:
«Детишкам маленьким не без причин /
(А уж особенно девицам,
 / Красавицам и баловницам)/,
В пути встречая всяческих мужчин, /
Нельзя речей коварных слушать, – /
Иначе волк их сможет скушать» и так далее.
Братьям Гримм, записавшим немецкий вариант в начале 19 века, то, о чем мы говорим, наверняка показалось бы ужасным кощунством. Безусловно, процедура психоаналитической интерпретации, которую применил Берн и которою мы дальше попробуем развить на материале других сказок, к идеям, вложенным в сказки их создателями, имеет весьма косвенное отношение. Психолога интересуют сценарии поведения – устойчивые формы отношений между мужчинами и женщинами, которые ребенок видит в своей семье, а затем бессознательно повторяет во взрослой личной жизни. Можно говорить не только о гендерных (полоролевых, сексуальных), но и о социальных сценариях, однако последние мы сейчас рассматривать не будем – это еще более обширная тема. Всего сценариев столько же, сколько семей и людей. У каждого человека и начало жизни, и ее развитие – не такое, как у других. Но есть часто повторяющиеся формы поведения, которые связаны с архетипами – древними представлениями, которые закладываются в ребенка через игры, сказки, колыбельные песни, пословицы и поговорки. Поэтому сказки дают прекрасный материал для выявления типичных сценариев, ведь семейная жизнь – самая главная ценность в народном сознании. Все волшебные сказки заканчиваются свадьбой: герои достигли главной цели. И никто не знает, что же было потом. Мы можем посмотреть, каким путем они к этой цели пришли, и сделать какие-то предположения, что у них могло бы получиться после свадьбы. Только это не будет означать, что наши предположения имелись в виду создателями сказок. Они будут относиться к людям, читающим сказки, а не к персонажам.
- Это очень интересно. А для этой задачи подходят и народные, и литературные сказки или только какие-то определенные?
- Подходят любые. Дело не в том, кто их создал, а в том, кто их читает. Для нас важно, чтобы в них были проявлены семейные отношения. Давайте начнем с «Золушки». Напрягите воображение и попробуйте представить себе семейную жизнь Золушки.
- Ой, может, лучше не надо? Почему-то мне сразу стало жалко Золушку. Все-таки это гуманно, что сказка заканчивается свадьбой, а дальше – нас не звали.
- Я целиком разделяю вашу деликатность, но как психологу и терапевту мне очень много приходилось работать с несчастными супругами – которые несомненно когда-то были счастливейшими на свете женихами и невестами. Скажу вам, Золушка и Принц – одна из самых неустойчивых в браке пар. Золушка – прекрасный человек, очень трудолюбивая и неизбалованная девушка. Но почему ее прозвали так? «Справив работу, она забивалась в уголок камина, садилась прямо в золу», – объясняет Перро. И с таким положением она привыкла безропотно мириться. Более того, ее отец с этим смирился. Психологи знают, что счастливой в браке женщиной может быть только та, которую любил отец. Он формирует у дочери образ будущего супруга. Самооценка девочки начинается с того, что она видит влюбленные и восхищенные глаза своего отца, потом это дает ей уверенность в себе и в своем партнере. В противоположном случае у нее нет отношения к мужчине как к защитнику – она всегда будет ждать от него подвоха, удара, обмана. В «Золушке» героиня не только попадает после свадьбы в совершенно чужую, чуждую ей социальную среду. В Принце она видит контраст своему отцу. Вероятно, это ее и привлекает, но в ее сознании мужчина – слабый, под каблуком у жены.
- У нее есть сознание равных отношений – такие были между ее отцом и матерью. Ее отец попал «под каблук», женившись во второй раз.
- Психоанализ утверждает, что в подавляющем большинстве случаев мужчина во второй раз женится так же, как в первый. В этом и проявляется сценарий. Отец не защитил ее от мачехи и сводных сестер. Золушке не на что опереться, чтобы построить паритетные отношения с Принцем.
- Но у нее прекрасный внутренний мир. Она показала на балу свой истинный облик, который не мог раскрыться в доме, где заправляла мачеха. Ей было необходимо попасть во дворец, чтобы преобразиться.
- В том-то и дело, что очарование Золушки и Принца друг для друга – это контраст, необычность, совсем не то, что они видят вокруг себя каждый день. И месяц-другой после свадьбы они будут жить этим контрастом. Потом каждый вернется к тому, к чему он внутренне привык. Трудолюбие и скромность – великие достоинства, но они не нужны во дворце. Там необходимо умение показывать себя, лавировать в отношениях и так далее. Вот почему брак неустойчив психологически. А социально и подавно – высшее общество будет отторгать парвеню, «выскочку», что вы знаете из истории и многочисленных мелодрам.
- Однако же парвеню – человек, выбивающийся «из грязи в князи», – устойчивый исторический тип и литературный герой. И часто они прекрасно закрепляются наверху.
- Верно, только это совсем другой психологический тип, чем наша Золушка, это обычно авантюристы и карьеристы независимо от пола. Они бывают героями бытовых сказок, но не волшебных, и там описываются не семейные, а социальные сценарии. Наша прекраснодушная Золушка в лучшем случае станет рожать детей и займет скромную нишу рядом с детской, а Принц вернется к привычной светской жизни. В сегодняшнем бытовом варианте – это затюканная жена-домохозяйка и импозантный супруг, который ни в чем себя не стесняет, включая связи на стороне. Если Золушка это терпит, брак держится на ее любви и терпении. Но чаще всего такие браки распадаются, потому что муж уходит – к другой Золушке или к какой-нибудь Принцессе, уже не так важно. Еще один пример сценария, где отец не защитил свою дочь перед мачехой, – «Белоснежка и семь гномов» или пушкинская «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях». Героиня – принцесса (царевна) и должна выйти замуж за Принца (царевича Елисея). Сомневаться, что брак равный, у нас оснований нет. Однако что до этого? Семь гномов, семь богатырей, семь братьев-разбойников – варианты одного и того же.
- В классическом исследовании В. Я. Проппа «Исторические корни волшебной сказки» говорится, что семь лесных мужчин – это иносказательное описание своеобразного «пробного брака». Прежде чем создать семью (вот ведь забавный каламбур – и здесь «семь»!) девушка проходит обряд, имея свободные половые отношения с молодыми мужчинами. Если я вас правильно понял, Белоснежка «пошла по рукам»?
- Естественно, сказка не называет вещи своими именами. Только я вижу здесь не обряд, а сценарий. Слабый отец не защитил дочь, в новой семье она становится жертвой… - …и попадает в уличную компанию.
- Примерно так. И эти семь мужчин ее тоже не защитили! Даже имя Белоснежка подразумевает некую холодность и эта холодность может идти от недоверия к мужчинам как таковым. У Мертвой царевны брак кажется несколько более надежным, потому что царевич Елисей все-таки ее целенаправленно искал, а Белоснежку Принц нашел случайно.
- Казалось бы, благополучные развязки, а не все так хорошо. А если взять сказку с заведомо драматичным концом, например, «Русалочку»? Она не только принцесса подводного царства, но отец ее старался защитить, и сестры тоже. Что бы сказал психоаналитик про сценарий Русалочки?
- «Русалочку» можно интерпретировать совершенно по-разному. Я бы отталкивалась от превращения рыбьего хвоста в человеческие ноги как основы ее образа. Каждый человеческий шаг доставляет ей боль, как будто тысячи ножей или иголок вонзаются в тело, но беззаветная любовь заставляет ее терпеть. Болезненная нижняя половина тела – это метафора фригидной женщины, или женщины, которой сексуальная жизнь доставляет неприятные эмоции. Я прекрасно понимаю, что Андерсен написал сказку о силе любви, а не о том, что я сказала. Но если выйти за рамки сюжета и представить себе, что Принц женился на Русалочке, мы тоже получим очень распространенную ситуацию. Русалочка безумно любит своего мужа и любит в нем все, кроме стремления к сексуальным контактам. Здесь она – рыба. Даже обсуждать эту сферу она не может – она немая. Но ее реакции в определенные моменты неизбежно проявляются. Муж может на это ответить по-разному. Типичный вариант: муж очень любит свою жену, у них полное взаимопонимание во всем, кроме постели. Секс приобретает форму стремительной пятиминутной процедуры, минимум хлопот, полное отсутствие интимности, контактов, касаний. Поскольку муж уже привык к тому, что жене секс неприятен, он и не заботится о том, чтобы доставить ей удовольствие. Женщина снисходит до некоторых низменных моментов в физиологии супруга, а тот должен презирать их в себе. В таких случаях мужчины иногда говорят: «Она же у меня Рыба» (по гороскопу) или «Я – Свинья» (то есть родился в Год Кабана, а подспудно оправдывается уже нечистоплотность и в других сферах). Внешнее взаимодействие может выглядеть самым благообразным, но при этом идет разрушение личности мужчины, понижается его самооценка. Он плох, поскольку в нем есть это «животное», «грязное» начало. Нередко мужчина начинает самоутверждаться на стороне, опять же в очень негармоничной форме – либо это скоропалительная связь и, как с женой, мгновенный контакт, либо беспробудный блуд, чтобы «оторваться» по полной программе. Бывает, что мужчина очень высоко оценивает фригидность своей жены. Он говорит: она такая прекрасная, такая возвышенная, «это» для нее совершенно не нужно.
- Lady doesn’t move – «леди не шевелится», как говорили в Англии в викторианскую эпоху.
- Здесь облик жены приобретает священный ореол, а мужчина, принимающий такое поведение жены как должное, любыми способами подавляет свою природу. Такие пары легко узнаются по «одухотворенным» разговорам и полному избеганию тактильного взаимодействия, естественного для других супружеских пар. Или, как в викторианскую эпоху, принимается двойной стандарт: то, что нельзя с женой, можно на стороне. Эти браки могут держаться очень долго, но супруги расплачиваются за них неврозами и психосоматическими расстройствами.
- А «Царевну-лягушку» тоже можно рассматривать как сценарий с метафорой?
- Вполне можно. Супруга-«царевна» прекрасна на людях, демонстрирует красоту, наряды и удивительные таланты, всех может покорить и поразить. Но в интимных отношениях она – «лягушка», нечто холодное и склизкое. Она может быть украшением светской гостиной или успешной бизнесвумен. Если муж такой же, то они смогут договориться, у каждого будет кто-то на стороне и это будет обоих устраивать. Однако эту сказку логично отнести и к другому архетипу. В самом простом виде это сценарий «Спящей красавицы». У Спящей красавицы все в полном порядке – она принцесса, оба родителя и все окружающие ее любят. Вдруг сбылось проклятье злой феи и она впала в летаргический сон. Психологического подтекста вообще никакого нет. Единственное, что нужно Спящей красавице, – чтобы пришел Принц, поцеловал ее и пробудил к жизни. И все будет прекрасно. Подвох этого сценария заключается только в том, что Спящая красавица может проспать всю жизнь, так и не дождавшись поцелуя Принца. «Царевна-лягушка» – более разработанный вариант. Это еще одна девушка, которую нужно расколдовать любовью. «Лягушка» – это ее самооценка. Чтобы она навсегда с ней рассталась, муж должен сжечь ее кожу, мало того – он должен доказать, что это все по-настоящему, и еще раз завоевать свою супругу уже как полноценную красавицу – Иван-царевич отправляется за тридевять земель, сражается с противником и т. д. Если мы вернемся к «Белоснежке» или «Мертвой царевне», то получим то же, со всем анамнезом. Мы знаем предысторию этой низкой самооценки, и то, как девушка ходила по рукам, и как вообще умерла. Но приходит Принц и поцелуем ее воскрешает. В конце концов, говорит сказка, любовь может все. - А я-то уже думал, что все сказочные сценарии, с точки зрения психоаналитика, безнадежны! Тогда, по идее, и у Золушки не все так плохо, если Принц ее будет очень любить.
- Не буду спорить. Сказка, во всяком случае, народная, оптимистична и всегда ориентирована на счастливую перспективу.
- Но мы до сих пор говорили только о женских сценариях. А мужские в сказках тоже должны быть?
- Ключевым, самым архетипичным мужским сценарием, с точки зрения психолога, я бы назвала один. Эта та же «Спящая красавица», но для мужчины. Как вы знаете, в европейском варианте нет Царевны-лягушки, а есть Принц, превращенный в лягушку (отсюда любимая формула психотерапевтов – «из лягушек в принцы»). В самой яркой форме это будет «Красавица и чудовище» или в русском варианте – «Аленький цветочек». Почему он ключевой? Женщина может выполнить свою природную функцию (забеременеть) разными путями, а мужчина – только одним. Она может любить, не любить, манипулировать, провоцировать, быть жертвой, охотницей и кем угодно еще. Она легко имитирует все, что захочет. Она может оставаться Спящей красавицей в браке, нарожать при этом детей и проснуться только после того, как муж ее неожиданно бросит – один из распространенных современных сценариев. Но мужчина должен явить свою потенцию, а потенция – это высокая самооценка. Поэтому чтобы Чудовище превратилось в Принца, его должна поцеловать Красавица.
- Это позитивный сценарий, да? Легко представить и его негативный вариант: некто, считающий себя «прекрасным принцем», превращается в «лягушку» от поцелуя не очень доброго существа.
 - Так и есть. В сказке часто эта фаза присутствует. Ведь все сначала были людьми – Финист Ясный Сокол, Щелкунчик, Принцы-лебеди и остальные, пока не появляется мачеха или злая колдунья. Девочку научить любить и быть любимой может только отец, а мальчика – мать. Сильная любовь матери намного увеличивает шансы мальчика стать успешным и даже выдающимся человеком. Когда этого нет, а тем более есть проявление нелюбви, это тормозит процессы взросления. Дело в том, что у мужчины потенция зависит от уровня мужских половых гормонов – андрогенов. Однако мы знаем, что гормон стресса – кортизол – подавляет главный из них, тестостерон. Мы можем говорить не только о потенции в узком смысле, но о любой форме самореализации мужчины. Его способность осваивать новые формы деятельности прямо связана с самооценкой. Чем выше мужчина себя ценит, тем больше он способен достигать, творить, реализовывать. Поэтому только восхищением его можно вывести из «заколдованного» состояния. А сексуальность женщины напрямую зависит от обучения – чем выше «школа», тем полнее она может и раскрыться сама, и одарить своего партнера. Других психологических сценариев в волшебных сказках «про мужчин» практически нет. Семейное начало проявляется в них в тесной связи с социальными ролями, например, в отношениях братьев. Старший сын – наследник, он обязан занять место отца и не может уклониться от пути, предписанного данному сословию: царевич женится на царевне или на дочери самого знатного боярина, крестьянский сын – на достойной крестьянке. А младшие никого не интересуют, поэтому им можно заключать браки вне своей среды: младший царевич женится на лягушке, младший крестьянский сын – на царевне. Дочери – не наследницы, для них это не существенный момент (разве что Русалочка – тоже младшая дочка; остальные царевны вышли замуж за рыб, а она полюбила человека).
- А «Мальчик-с-пальчик» – сценарий?
 - Тоже скорее социальный. Родители, чтобы не видеть, как дети умирают с голоду, отводят их в лес. Появляется герой, который берет на себя ответственность за всех. Он будет защищать и кормить всю семью, а об его отношениях с женщинами мы судить не можем. Немножко сходны «Принцы-лебеди» Андерсена, где единственная сестра заменяет мать своим братьям. Эта роль для Элизы важнее, чем собственные любовь и замужество. С точки зрения родового сознания, старшие дети не могут уклониться от своей роли. Заметьте, когда она начинает вязать братьям рубашки, то начинает со старшего, а младшему довязать не успевает – таков его статус, и он остается с крылом вместо руки.
 - Что бы вы могли сказать о восточных волшебных сказках?
- Что в них таких проблем даже близко нет. В мусульманстве у женщины вообще нет никакого выбора, а мужчина может позволить себе все.
- А в современных литературных сказках, не основанных на фольклорном материале, психологические сценарии выявляются?
- Тут очень большое многообразие. «Муми-тролли» Туве Янссон – образцовая семейная идиллия, где все друг друга поддерживают. Можно не сомневаться, что у Муми-тролля и фрекен Снорк получится такая же образцовая семья.
- Муми-папа любит изображать из себя непонятое дарование, и охотно развивает эту тему в мемуарах.
- Но Муми-мама относится к этому спокойно и с юмором. Как раз ее чуткое понимание особенностей своего супруга (специфически мужских, замечу), и говорит о большой устойчивости этой семьи. Если бы ей хотелось, чтобы Муми-папа загребал деньги лопатой, тогда поведение членов семьи стало бы неконгруэнтным.
- «Пиноккио» и «Буратино»?
- Это два абсолютно разных сценария. В итальянской сказке фея с лазурными волосами умирает от горя, когда Пиноккио ее бессердечно покинул, а потом, когда деревянный человечек проявляет свои хорошие качества, выздоравливает сама и превращает героя в настоящего мальчика, то есть становится его мамой, а не женой. У Буратино нет матери – и с Мальвиной у него нет никаких шансов, что сказка и демонстрирует. Это инфантильный тип поведения – он артистичный, но совершенно не семейный человек. Закономерно сказка Толстого заканчивается открытием театра, а не свадьбой. Буратино гарантировано восхищение и поклонение женщин, которым он будет пользоваться, отнюдь не пытаясь вить семейное гнездо. У него нет и навыка воспитания детей. Нечто похожее – Чиполлино, для которого высшая ценность – борьба. Лук и Редиска – боевые соратники. Тут мы опять приходим к социальным сценариям, а это тема для отдельного разговора.
 - Елена Ивановна, вот что я хочу спросить в заключение. Сценарий – это бессознательная модель поведения, которая часто передается от одного поколения семьи к другому. Может ли человек, осознавший свой сценарий, выйти за его рамки?
- Знаете, психологи отвечают на этот вопрос по-разному. Среди них тоже есть оптимисты и пессимисты. Преодолеть стереотипы, заложенные в нас родителями, – задача, близкая к непосильной. Поэтому наш разговор я бы завершила так: желая счастья своим детям, родители должны стараться формировать у них положительные сценарии. Сценарии, описанные в сказках, всегда отражают какой-то глубокий конфликт. Но любовь и понимание творят то чудо, без которого не было бы сказки.
 Беседовал Николай ГЛАДКИХ










Вернуться назад
Вход на сайт
Погода
Яндекс.Погода
Друзья сайта
 aleksanjan_baner
ХРАМ
Валюта
Курс валют
20.07.2015
RUBКурс Доллара к рублю на сегодня1 руб
USDКурс Доллара к рублю на сегодня00.000
EURКурс Евро к рублю на сегодня00.000
BYRКурс белорусского рубля к рублю на сегодня00.000
UAHКурс гривны к рублю на сегодня00.000
конвертер валютwww.westbiz.ru
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Щёлкино Казантип © 2017
Используются технологии uCozЯндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru